Корзина
48 отзывов
Механизмы Биологической Обратной связи (БОС) - Биофидбэк
Контакты
Компания "СИАТА", Магазин "Дары Макоши"
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
+38068569-32-93Розница
+38066137-02-30Розница
+38067233-34-88Viber, ОПТ
+38066475-57-03Подарки, мебель
+38044227-87-74офис
Касьян Сергей Вадимович, Касьян Олег
УкраинаКиевул. Алексея Терёхина, 404080
484-871-348sergey.kasjan
Карта

Механизмы Биологической Обратной связи (БОС) - Биофидбэк

Механизмы Биологической Обратной связи (БОС) - Биофидбэк

В основе современного метода биологической обратной связи (БОС, в английском варианте – biofeedback) лежит следующий ряд научных открытий

Историко-научный аспект
Изучение биологической обратной связи (БОС) уходит корнями в учение И. П. Павлова об условных рефлексах и регулирующей роли коры. Это научное направление возникло в самом начале 20-го века в Институте экспериментальной медицины (Санкт-Петербург).
Развивая эти идеи, П. К. Анохин показал, что принципу обратной связи принадлежит решающая роль в регулировании как высших приспособительных реакций человека, так и его внутренней среды.
Норберт Винер определил "обратную связь" как способ регулирования на основе непрерывного поступления новой информации о функционировании системы (цит. по S. Diamond, 1983).
В 50-е годы учениками Павлова, как в России, так и в Америке, было разработано новое направление в физиологии ― учение об инструментальных условных рефлексах.

В основе современного метода биологической обратной связи (БОС, в английском варианте – biofeedback) лежит следующий ряд научных открытий
а) работы N. Miller по выработке у животных висцеральных условных рефлексов (УР) оперантного типа;
б) данные M.B. Sterman о повышении порогов судорожной готовности после условнорефлекторного усиления сенсомоторного ритма в центральной извилине коры головного мозга как животных, так и человека;
в) открытие J. Kamiya способности испытуемых произвольно изменять параметры своей электроэнцефалограммы (ЭЭГ) при наличии обратной связи об их текущих значениях. 70-е годы в истории развития БОС-технологий отмечены были небывалым общественным интересом к так называемому альфа-обучению и альфа-состояниям, обусловленным усиленным альфа-ритмом в ЭЭГ человека.

Составляющие развития БОС-технологий
В числе предпосылок бурного развития БОС-технологий специалисты рассматривают следующие факторы.
Во-первых, это появление новых компьютерных технологий, позволяющих регистрировать, обрабатывать и математически анализировать физиологический сигнал в околореальном времени.
Во-вторых, это осторожность и все более усиливающийся скептицизм в отношении применения фармакологических препаратов (лекарств) не только среди пациентов, но и медицинских работников. (Один из примеров такого возрастающего скептицизма связан со значительным снижением эффективности традиционных антибиотиков, обусловленным необоснованно частым и бесконтрольным их применением). В тех же случаях, когда симптомы не поддаются фармакологическому контролю или побочные действия применяемых лекарств неприемлемы по жизненным показаниям, тогда такие неинвазивные, немедикаментозные и надежные методы, какими являются БОС-процедуры, становятся просто незаменимыми.
В-третьих, это высокие цены на продукцию фармацевтических фирм, созданных с применением новейших технологий, с одной стороны, и относительно невысокая эффективность применения этих лекарств при лечении рака, дегенеративных расстройств, аллергий и большой группы заболеваний, связанных с хроническим стрессом. В отличие от преимущественно симптоматического характера фармакотерапии в рамках традиционной медицины, главной целью БОС-терапии является восстановление нормальной деятельности регуляторных систем организма, что приводит к устранению патологических симптомов и улучшению качества жизни.

Организационные моменты
Biofeedback-терапия, или метод биологической обратной связи, сформировался как лечебное направление в 60-е годы прошлого века. Родившись в США, он получил быстрое развитие на Западе.
Уже первым исследователям БОС-обучения стало ясно, что оперантный УР-контроль биоэлектрической активности головного мозга и вегетативной нервной системы (ВНС) может иметь важное клиническое применение. И метод БОС занимает особое место в современной психотерапии, фактически став технологией, и заняв прочное место в списке достижений современной медицины.
В Америке, Европе, Японии приборы для biofeedback-терапии установлены буквально в каждом кабинете врача, занимающегося двигательной реабилитацией, антистрессовой терапией или психоанализом.

Будучи формой прикладной психофизиологии, БОС-исследования организационно оформлены в виде Международного Общества Обратной связи и Прикладной Психофизиологии. По данной тематике выпускается 2 специализированных научных журнала, в США создан национальный Институт БОС-сертификации и лицензирования. О растущем доверии к БОС-технологиям в ортодоксально-медицинской среде говорит тот факт, что в настоящее время в США около 80% расходов на проведение БОС-терапии берут на себя страховые компании.

Согласно определению Американской ассоциации прикладной психофизиологии и биологической обратной связи (AAPB), «БОС является нефармакологическим методом лечения с использованием специальной аппаратуры для регистрации, усиления и «обратного возврата» пациенту физиологической информации. Основной задачей метода является обучение саморегуляции, обратная связь облегчает процесс обучения физиологическому контролю так же, как процесс обучения любому искусству. Оборудование делает доступной для пациента информацию, в обычных условиях им не воспринимаемую». Основные атрибуты терапии – врач (тренер), пациент, оборудование.

БОС ― не только метод, но и концептуальный подход к регуляции функций и состояний организма человека. БОС ― это дополнительная петля Обратной Связи (ОС) между телом и мозгом, дополняющая основную петлю, которая существует у всех людей, но в некоторых условиях оказывается недостаточной.
Методы биологической обратной связи (от греч. biо жизнь + logos учение) ― это процедуры, которые позволяют с минимальной временной задержкой информировать человека о состоянии его телесных функций, за счет чего возникает возможность их сознательной регуляции.

Операциональное определение
Суть БОС-метода состоит в «возврате» пациенту на экран компьютерного монитора или в аудио-форме текущих значений его физиологических показателей, определяемых клиническим протоколом. (Протокол – совокупность условий, регламентирующая проведение БОС-процедуры). В этом смысле все БОС-протоколы разделяются на две большие группы
― во-первых, это направление, обозначаемое в англоязычной литературе понятием «neurofeedback», в рамках которого осуществляется модификация различных параметров ЭЭГ головного мозга (амплитуды, мощности, когерентности и т.д. основных ритмов ЭЭГ – обозначается также термином «neurotherapy»),
и другое направление, обозначаемое понятием «biofeedback», в рамках которого подвергаются изменению показатели вегетативной (симпатико-парасимпатической) активации (проводимость кожи, кардиограмма, частота сердечных сокращений, дыхание, электромиограмма, температура, фотоплетизмограмма и др.).
По современным представлениям, регуляторные изменения в деятельности вегетативной нервной системы, обусловленные сильным и/или хроническим стрессом, представляют собой один из важнейших факторов возникновения большой группы заболеваний, обозначаемых такими понятиями, как психосоматические расстройства, болезни регуляции и др.

Отдельного обсуждения заслуживает терминологическая сторона. В отечественной литературе используются такие разнообразные термины как «биологическая обратная связь», «биоадаптивное управление», «адаптивное биоуправление», «функциональное биоуправление», «биоадаптивная нейрореабилитация» и пр.
Еще больше пестрота и неудобоваримость терминологии усугубляются при необходимости обозначить клинические и неклинические варианты применения метода.
Сейчас за основу взято понятие «биологическая обратная связь» ― БОС – и используется термин БОС-терапия (с возможной физиологической конкретизацией – БОС-ЭЭГ-терапия, БОС-КГР-терапия, БОС-бета/тета-терапия и т.д.) для клинических приложений и термин БОС-тренинг – для неклинических. С одной стороны, такой подход удовлетворяет требованиям краткости, а с другой – отражает суть и цели БОС-процедуры. Представляется также возможным для обозначения всего спектра терапевтических БОС-процедур использовать термин «нейротерапия».

Сферы применения БОС-технологий
С момента своего зарождения до настоящего времени объем проводимых исследований, а также «область интересов» БОС-технологий значительно выросли и условно могут быть разделены на две большие сферы – неклиническую и клиническую.

Неклиническая сфера применения связана с использованием БОС-технологий в эффективном стрессменеджменте, позволяющем повысить показатели эффективности в большом спорте, искусстве, а также в любой деятельности, требующей длительных усилий, а также большой ответственности. К неклинической сфере можно отнести также коррекцию так называемых пограничных состояний, вызванных неконтролируемым влиянием хронического стресса. Важной неклинической сферой применения БОС-методов является также педагогика, где с их помощью решаются вопросы повышения эффективности обучения, развития творческих способностей и др.

БОС-методология позволяет человеку модифицировать свое поведение с помощью обратной физиологической связи в сторону большей степени саморегуляции и гомеостатичности. Опираясь на фундаментальные принципы теории условных рефлексов И.Павлова и имплицитного обучения, процедура БОС-обучения также связана с особыми, «измененными» состояниями сознания, пока что мало изученными, однако имеющим непосредственное отношение к творчеству и креативным способностям в широком смысле. В этом плане БОС-обучение тесно соприкасается с такими техниками как хатха-йога, трансцендентальная медитация, гипноз, аутотренинг и др.

Приемы активной саморегуляции
БОС, с одной стороны, релаксационные и медитативные методы с другой, представляют собой два подхода к саморегуляции ("со стороны физиологии" и "со стороны психики"), хотя и тот, и другой направлены в конечном счете к одной цели ― достижению гармоничной психофизиологической саморегуляции. Сравнение этих двух подходов включает,
во-первых, анализ вопроса о связи БОС с психическими состояниями (в том числе особыми состояниями сознания),
во-вторых, сопоставление эффективности физиологических и психологических методов.
 
В настоящее время используются многочисленные приемы активной саморегуляции, например различные виды медитации. Имеющиеся данные укладываются в представления о диффузном состоянии релаксации, включающем доминирование трофотропной системы над эрготропной и проявляющемся в снижении мышечного тонуса, уменьшении ЧСС, повышении электрокожного сопротивления, снижении концентрации стероидов и катехоламинов в крови.
Какие-либо данные, указывающие на специфику тех или иных вариантов релаксации, возникающую при применении различных методов саморегуляции. ― отсутствуют. В качестве механизма пролонгированного действия состояния релаксации выступает, по современным представлениям, механизм снижения реактивности клеток-мишеней по отношению к биохимическим факторам стресса. Более специфическими являются особые состояния сознания, характеризующиеся многочисленными изменениями мышления, восприятия, образа "Я", эмоционального состояния, повышением внушаемости, чувством "потери контроля" и другими субъективными симптомами.

Среди особых состояний сознания необходимо упомянуть не только гипноз и медитативные приемы, основанные на предельной концентрации, или, наоборот, расфокусировке внимания, но и депривацию сна, сенсорную депривацию, биохимические и психофизиологические сдвиги, вызванные гипервентиляцией, дегидратацией, или введением препаратов типа ЛСД.
С точки зрения психофизиологии саморегуляции, наибольший интерес представляют гипноз, медитация и гипервентиляция (холотропное дыхание). В психофизиологии гипноза в последнее время выделяются 2 направления. Первое направление связано с механизмами доминирования правого полушария мозга в состоянии гипноза. Предполагается связь этого доминирования с особенностями образных процессов при гипнозе, связанных с необходимостью подавления механизмов логического мышления, субстратом которого является левое полушарие. Второе направление характеризуется поиском психофизиологических индикаторов психических изменений при гипнозе. При внушении взрослому, возраста 5 лет, его УНВ приобретает форму, характерную для младшего возраста. A.F. Barabash и С. Lonsdale 1983 г. нашли увеличение амплитуды РЗ на запахи при внушении аносмии. Увеличение РЗ отражает конфликт между разными уровнями восприятия стимула: глубинным уровнем, на котором стимул воспринимается правильно, и поверхностным, на котором испытуемый не может дать отчет об этом восприятии (перцептивная диссоциация в гипнозе).
D.Spiegel и соавт. 1985 г. зарегистрировали значительное уменьшение амплитуд N2 и РЗ в ситуации, когда испытуемому внушали, что он отделен от стимулятора непрозрачной ширмой (требование "не воспринимать" стимулы).

Выраженность релаксации, по показателям ЭМГ, ЧС, плетизмографии, в состоянии трансцендентальной медитации значительно больше, чем просто в покое с закрытыми глазами. ЭЭГ в состоянии медитации характеризуется хорошо выраженным альфа-ритмом, распространяющимся до прецентральных областей, веретенообразным тета-ритмом без сколько-нибудь заметной межполушарной асимметрии.
Асимметрия альфа-активности, вызванная применением вербально-логической и зрительно-пространственной нагрузки, сходна с таковой в обычном состоянии, но отличается большей выраженностью. Психофизиологическое сравнение разных типов медитации (йога, дзен, трансцендентной) проведено D.Becker и D.Shapiro 1981 г. Все участники практиковали медитацию постоянно в течение 5-7 лет. Авторы не обнаружили никаких различий между тремя медитативными состояниями и контролем при зрительной и слуховой стимуляции по таким показателям, как величина блокады альфа-ритма, амплитуда КГР, компонентов N2 и РЗ ВП, а также по характеристикам привыкания этих показателей.
Единственно различие заключалось в более высокой амплитуде N1 неусредненного ВП при первом предъявлении звука в состоянии ТМ и йоги по сравнению с дзен-медитацией и фоном.

Одной из причин "бума обратной связи", имевшего место в США в 70-х годах, были появившиеся в то время работы, результаты которых свидетельствовали о том, что произвольная активация механизмов альфа-ритма ЭЭГ с помощью БОС вызывает изменение состояния сознания, характеризующееся положительными эмоциями. Однако, ряд исследований показали, что наблюдающиеся субъективные изменения могут быть либо результатом внушения, либо следствием резкого сокращения притока информации при пользовании приемом расфокусировки хрусталика.
Значительные изменения психического состояния под влиянием БОС отмечались в большом числе работ, не будучи напрямую связаны со спецификой регулируемого параметра. К этим изменениям относятся повышение общего чувства контроля, уверенности в себе, склонности к рефлексии, уменьшение чувства страха в ситуации стресса, существенное увеличение корреляций между самооценкой стресса и объективными физиологическими показателями стресса (от 0,3 до 0,8) в результате многомесячного обучения с помощью БОС.

Заслуживает внимания факт интернализации локуса контроля после применения БОС; если учесть, что эффективность БОС в большинстве случае у интерналов выше, чем у экстерналов, то использование этого метода само создает условия для повышения собственной эффективности. B.L.Bird и соавт. 1978 г. описывали состояния, получаемые в результате произвольного усиления различных диапазонов корковой ритмики. Метод Q-сортировки продемонстрировал существенные различия этих самоописаний. Так, для доминирования
альфа ― ритма характерны выражения: легкое, прохладное, расслабленное, мирное, пассивное и т.п.,
для "тета-состояния" ― сонное, смутное, неясное, туманное, плавающее, размытое, волшебное;
для бета-ритма (18-30 Гц) ― активное, тревожное, возбужденное, взбудораженное, энергичное, живое, напряженное;
при преобладании быстрой ритмики (40 Гц) ― внимательное, сфокусированное, поисковое, исследовательское (в отличие от ритмов 18-30 Гц, ― в этом случае эмоциональные описания отсутствовали).
В других работах отмечалось появление чувства сфокусированного внимания при активной саморегуляции амплитуды УНВ.
J.P.Rosenfeld 1985 г. в результате многодневной тренировки на повышение/понижение амплитуды компонента Р200 ВП на электрокожные стимулы ниже болевого порога получил изменения болевой чувствительности, выражающиеся либо в повышении болевого порога (при снижении амплитуды ВП), либо в его уменьшении (при повышении амплитуды).

Использование БОС для активной саморегуляции реакций стресса также отражается на субъективном состоянии. После того, как обучаемые научались реагировать на неприятную стимуляцию урежением, а не учащением пульса, их субъективная оценка степени неприятности стимула уменьшалась.
Применение БОС для контроля сенсомоторного роландического ритма 14 Гц у подростков, не способных к школьному обучению, приводило не только к улучшению их адаптации, но и к повышению коэффициента умственного развития, за счет того из компонентов (вербального или невербального), который до тренинга имел худшие показатели.
   
К несомненным достоинствам БОС относятся ― удобство демонстрации испытуемому его собственных успехов, легкость смены стратегий регуляции, удобство инструктирования; к недостаткам ― возможность "фиксации" на аппарате, атрибуция ответственности "приборам", чрезмерная физиологичность, иногда мешающая применению когнитивных стратегий. Сочетание БОС с аутотренингом, позволяет сохранить все эти достоинства и компенсировать недостатки.
К сочетанию эффектов БОС и медитативных техник стремилась группа психофизиологов под руководством Fritz G., Fehmi L. 1982 г., разрабатывавшая методику "широкофокусного тренинга" (open-focus training). Цель ее ― использовать БОС, чтобы позволить разнообразным стимулам внешнего мира свободно воздействовать на мозг. В комплекс тренинга входят обучение синхронизации альфа-ритма, тренировка рассредоточения, "регуляции без напряжения". По данным авторов, в результате, субъект становится более устойчивым по отношению к стрессу, более инициативным, открытым, менее формальным в общении.

Изучалось ритмовоздействие светом, звуком, инфразвуком, электромагнитными полями в режиме БОС, в т.ч. ― по параметру ЭЭГ, КГС, ЧСС, дыхания (И.Г.Чугаев, Е.В. Безносюк, В.И. Пронин, А.Б. Веденяпин 1990 г.) при коррекции вегетативных нарушений, А.Ю.Водяным, С.А.Бугаевым с соавт. 1988 г. описано применение БОС при лечении головных болей.
Наиболее полный обзор приведен во втором международном выпуске "Биоуправление-2: теория и практика", (Штарк М.Б.), Институт медицинской и биологической кибернетики СО РАМН, Наука, Новосибирск, 1988г.

В ряде случаев БОС-регуляция весьма специфична: изменение пульса достигается без сопутствующих сдвигов общей вегетативной активации , температура на одной руке меняется вне зависимости от температуры на другой, амплитуда альфа ― ритма увеличивается в одной изолированной области коры.
В других случаях, наряду с целевой функцией избирательно изменяется еще какой-либо параметр. Наконец, нередко регистрируются генерализованные сдвиги многих параметров при активной регуляции одного из них.

В причинно-следственной цепи физиологических регуляций целевым параметром может стать любое звено. Так, урежение сердечного ритма может служить механизмом, обеспечивающим произвольное снижение артериального давления, но это же урежение может стать и предметом саморегуляции, и тогда, наоборот, повышение его (благодаря деятельности синокаротидных рецепторов) оказывается механизмом такого урежения. Любой параметр, вынесенный с помощью прибора вовне и тем самым "овнешненный" и "означенный", может стать предметом регуляции. Взаимозаменяемость целей и средств ― одна из замечательных особенностей этого метода.

БОС всегда включает компонент подкрепления, при этом, оно может быть направлено не только на удовлетворение первичных потребностей, но и потребности в информации, в положительной самооценке и т.д. Таким образом, само получение информации об успехе может служить подкреплением. Разнообразие и сложность возможных когнитивных и поведенческих приемов саморегуляции подчеркивается, в частности, той значительной ролью, которую может играть инструкция. БОС может привести к долговременным эффектам, сохраняющимся после прекращения активного обучения.

Анализируя возможные механизмы БОС, J.Brener 1980 г. выдвинул предположение, что успешность биоуправления должна быть связана с повышением чувствительности по отношению к интероцептивным сигналам. С его точки зрения, при получении сигнала ОС сенсорные систем интероцепции подвергаются рекалибровке, в результате чего формируется перцептивный образ предстоящей активности, который и становится подлинным регулятором вегетативных функций. Эта гипотеза привела к появлению большого числа работ, направленных на изучение роли интероцепции в психофизиологической саморегуляции. Те люди, которые при обучении использовали активные поведенческие приемы, типа задержки дыхания, напряжения мышц и т.п., добивались больших успехов в произвольном учащении ритма, однако достигалось это ценой повышения общего уровня активации.
L.C. Miller и соавт. 1981 г. обратили внимание на существование двух типов телесного самовосприятия: личного (ощущение себя изнутри) и публичного (ощущение "извне" своего физического облика), и предположили, что успешность БОС должна быть связана главным образом с собственным внутренним телесным самовосприятием. В ряде работ показано, что положение испытуемого перед зеркалом (ситуация, усиливающая самовосприятие) облегчает оценку своего сердечного ритма. Этот эффект наиболее выражен у испытуемых, которые в отсутствие зеркала плохо обучаются процедуре интероцептивного восприятия, в частности, у женщин, которые в целом отличаются плохой обучаемостью в таких ситуациях, и хуже, чем мужчины, регулируют свой сердечный ритм.

Авторы ряда работ способность к восприятию сердечного ритма связывают с активностью правого полушария мозга. Эти лица отличаются высокой энергией тета-ритма правого полушария. В последнее время, центральная регуляторная структура контроля вегетативных функций рассматривается не как образ, а как иерархически организованная система программ.
Опираясь на результаты исследования механизмов регуляции двигательных навыков, J. M. Lacroix 1986 г. выдвинув гипотезу о роли предсуществующих поведенческих стратегий, из которых в процессе БОС выбирается наиболее подходящая стратегия регуляции.
Первоначальная активация той или иной стратегии регуляции или программы действий может быть обусловлена внутренней готовностью субъекта, инструкцией, специфическим значением определенной функции. С этой точки зрения, сигнал ОС, как таковой, играет лишь вспомогательную роль ориентира для выбора одной программы из имеющегося набора. Эта теория предусматривает наличие двух уровней регуляции.
Первый связан с перебором предсуществующих программ и представляет собой по существу феномен антиципации (feedforward), а не ОС (feedback). В его функционировании большую роль играют процессы сознательного планирования и оформления программ с помощью вербальных "ярлыков". J.E.Roberts и соавт. 1980 г. показали, что способность к вербализации планов своих регуляторных действий играет огромную роль в успешности регуляции, и что эта успешность тесно связана с глубиной рефлексивного анализа своих регуляторных актов. Более высокая успешность саморегуляции у независимых от поля испытуемых, по сравнению с полезависимыми, предположительно связана с умением поленезависимых применять определенные приемы соматического воздействия на такие функции, как ЧСС и потоотделение. Произвольное увеличение ЧСС лучше удается индивидам с внутренним локусом контроля, произвольное уменьшение ― с внешним; в основе этих различий могут лежать наиболее привычные для данных лиц формы направленности когнитивных процессов вовне или вовнутрь.
P.Quails и P.Sheehan 1981 г. отметили, что направленность внимания "вовнутрь" препятствует использованию сигнала ОС. Описано использование фокусировки хрусталика для подавления альфа-ритма, расфокусировки ― для его усиления. Для произвольной регуляции межполушарной асимметрии применяются внутренние когнитивные нагрузки, характерные для правого и левого полушарий.
S.Ancoli и K.F.Green 1977 г. показали, что успешность регуляции альфа-ритма выше у лиц, склонных к интроспекции, и отрицательно связана с авторитарностью.

Необходимым компонентом и условием проведения БОС-обучения является мотивация на достижение результата, умение формирования которой у испытуемого является важным элементом профессионализма БОС-терапевта.
   

Медико-экономическое обоснование
Неинвазивность, нетоксичность, надежность и эффективность делают БОС-методы одними из наиболее перспективных при лечении многих хронических заболеваний в области неврологии, кардиологии, урологии, гастроэнтерологии, гериатрии, педиатрии, а также в восстановительной и превентивной медицине.
Имеющиеся на сегодняшний день групповые и многоцентровые данные свидетельствуют о том, что эффективное применение БОС-методов позволяет уменьшить медикаментозную нагрузку в 1.5-2, а то и в большее число раз при таких хронических болезнях, как гипертоническая болезнь, эпилепсия, синдром нарушения внимания и гиперактивность у детей и подростков, мигрень, бронхиальная астма и др., сократить численность длительно и часто болеющих более чем на 50%, а у более чем 60% больных неврозами, депрессивными и тревожными нарушениями и вовсе исключить лекарства в ходе лечения и восстановительного периода.
БОС-терапия, включенная в стандартную программу восстановительного лечения и реабилитации, объективно сокращает сроки выздоровления в 2-5 раз, а также значительно снижает число повторных обращений. Все это говорит не только о медицинской целесообразности, но и экономической обоснованности широкого внедрения БОС-технологий.

Клиническая сфера связана с терапевтическими воздействиями при таких хронических заболеваниях, как гипертоническая болезнь, эпилепсия, синдром нарушения внимания и гиперактивность у детей и подростков, ночной и дневной энурез, мигрень, бронхиальная астма и др. В последние годы этот список неуклонно расширяется. Имеются сообщения об эффективности БОС-метода при таких нарушениях, как диабет II и I типов, синдром раздражения толстой кишки, язвенная болезнь, головная боль напряжения, мигрень, энурез у детей и взрослых, предменструальный синдром, психогенная эректильная дисфункция, болезнь Рейно, сидром Туретта, рассеянный склероз, хронические болевые синдромы, различные постоперационные нарушения, постинсультная реабилитация и др.
Кроме того, уже сегодня БОС-терапия рассматривается как одна из наиболее перспективных методологий в арсенале превентивной медицины, основной целью которой является предотвращение развития болезни. На стадии предболезни применение БОС-методов особенно привлекательно, поскольку помогает остановить или стабилизировать патологическое развитие. В этом отношении БОС-терапия использует те же подходы и принципы, что и когнитивная терапия, вооружающая человека набором определенных навыков и позволяющая бороться с такими нарушениями, как депрессия, патологическая тревога, панические атаки и др.

Лечебное применение метода БОС предполагает, что информация о работе органов и систем получается с помощью регистрирующей аппаратуры, усиливается и представляется человеку. Схематично БОС-процедура заключается в непрерывном мониторинге определенных электрофизиологических показателей и «подкреплением» с помощью мультимедийных, игровых и других приемов заданной области значений. Другими словами, БОС-интерфейс представляет для человека своего рода «физиологическое зеркало», в котором отражаются его внутренние процессы. Таким образом, афферентная информация идет по искусственным каналам, образующим новую "петлю" обратной связи.
 
С клинической точки зрения с помощью БОС человек обучается произвольно регулировать некоторые функции, например частоту сердечных сокращений и дыхания, напряжение скелетной мускулатуры, тонус и кровенаполнение сосудов и т.д.и в течение курса БОС-сеансов возможно усилить или ослабить данный физиологический показатель, а значит, уровень тонической активации той регуляторной системы, чью активность данный показатель отражает. Например, обучение с помощью БОС-метода произвольно повышать температуру кончиков пальцев приводит к снижению симпатикотонии, а значит к снижению спазма периферических сосудов.

Есть опыт использования ее для изменения температуры тела, глубокой мышечной релаксации, снижения артериального давления, изменения кислотности желудочного сока и т.д. Литература. (Eds.) BarberT.X. et al. Biofeedback & SelfControl 1975/76. An Aldine Annual on the Regulation of Bodily Processing and Consciousness. Chicago: Aldine Publishing Company, 1976, 581p.

Для лечения головной боли метод БОС применили Т. S. Budrynski (1970), J. Sargent с соавт. (1972), J. L. Medina с соавт. (1976).

При боли сосудистого типа объектом регистрации является пульсация поверхностной височной артерии или сосудов кисти (плетизмография), реже ― температура кожи виска или кисти (термометрия) [Alien R.A., Mills G.К., 1982; Knapp Т.W., 1982; Shapiro D., Goldstein J. B., 1982].

При боли мышечного напряжения регистрируют ЭМГ лобных мышц или мышц шеи, реже мышц предплечья [Hudzinski L. G., 1983; Paiva Т. et al., 1983], причем эффективнее регистрация ЭМГ мышц шеи [Hudzinski L. G., 1983]. Для регистрации нейрофизиологических сдвигов при смешанной сосудисто-мышечной боли предполагают одновременную запись ЭМГ и термометрию [Diamond S., 1983].

В ходе БОС пациенту с помощью специальных технических устройств демонстрируется текущее состояние той или иной функции. Многочисленные работы показывают, что при этом, они успешно обучаются управлять теми функциями, которые в обычных условиях не поддаются регуляции. В числе таких функций ― КГР и температура кожи, ЧСС и вазомоторные реакции, амплитуды и частоты ритмов ЭЭГ, когерентность волн, амплитуда компонентов Вызванных Потенциалов (в том числе стволовых ВП), ЭМГ "непроизвольных" мышц черепа и многие другие.

Программа лечения
J. Diamond (1983) так описывает программу лечения с помощью БОС: сначала больному объясняют роль отдельных этапов лечения, знакомят с обстановкой помещения и регистрирующей аппаратурой. В доверительной беседе добиваются положительной установки больного на это лечение. На первом этапе (4 нед.) больные проходят курс аутогенной тренировки 2-3 раза в неделю в поликлинике и ежедневно повторяют занятия 1-2 раза самостоятельно в домашних условиях. После этого приступают к сеансам по методу БОС. Как и аутогенную тренировку, их проводят в комфортабельной обстановке, способствующей расслаблению и успокоению. Звуковой сигнал, отражающий регистрируемую функцию, регулируется так, чтобы желаемое изменение функции ― увеличение кровенаполнения и температуры кисти, уменьшение пульсации височной артерии или уменьшение напряжения мышц ― приводило к снижению звука. В противном случае усиление звука при достижении желаемого эффекта станет мешать произвольному контролю как стрессовый фактор. В ходе занятия больной обучается произвольно уменьшать пульсацию височной артерии, а больные с болью мышечного напряжения ― расслаблять мышцы (у таких больных пытаются найти триггерную зону, которая включает напряжение мышц головы).

Продолжительность занятия колеблется от 15 до 60 мин в зависимости от успехов обучаемого, их повторяют 3 раза в неделю в течение 4 нед. С начала лечения больной обязательно ведет дневник, в котором отмечает частоту и интенсивность боли и эффективность попыток купировать боль с использованием полученных навыков. Интенсивный стационарный курс БОС продолжается 2 нед по 2-3 сеанса ежедневно.

По данным J. Diamond (1983), обобщающим 4-летний опыт клиники головной боли, при лечении 395 больных в возрасте от 6 до 72 лет улучшение наступило в 83% случаев. Эффективность лечения была значительно выше у молодых пациентов. Только 65% больных сохранили способность эффективно пользоваться полученными навыками произвольного контроля головной боли в течение последующих 4 лет. Подобные результаты получены и другими авторами [Hudzinski L.G., 1983; Gerber W.D., 1985].

Интимные механизмы лечебного действия БОС не выяснены, но полагают, что оно обусловлено снижением симпатической активации [Бугаев С.А., Никитина Э.В., 1984; Sovak M. et al., 1981; Knapp T.W., 1982; Vaitl D., Knapp T.W., 1982].

Во многих работах подчеркивается большая эффективность БОС по сравнению с психотерапевтическими методами и плацебо [Bell N.W., et al., 1983], а также зависимость эффекта от позитивной психологической установки на лечение [Hagg G., 1982; Abramowitz S.I. et al., 1984]. Обсуждается целесообразность сочетания метода БОС и лекарственных препаратов для повышения эффективности лечения [Mathew N.Т., 1981; Paiva T. et al., 1983].

Хроническая головная боль может невротизировать больного, а головная боль в свою очередь является частым симптомом у больных неврозом. В этом отношении представляют интерес данные D. J. Сох с соавт. (1982), которые применили метод БОС с ЭМГ и температурным контролем и одновременно провели психологическое тестирование больных (шкала Hopkins symptom checklists 90, содержащая 90 вопросов, разбитых на 10 подшкал) для определения соматизации, нарушения межличностных отношений, тревоги и депрессии, обсессивно-фобических симптомов. Они отметили, что наряду с ослаблением головной боли уменьшалась и выраженность сопутствующих невротических симптомов. Результаты опровергают утверждения психоаналитиков о том, что у больных неврозом уменьшение выраженности ведущего симптома (в данном случае головной боли) приводит к большей выраженности других или появлению новых симптомов.

Положительный эффект лечения методом БОС можно получить тогда, когда:
1) удается установить хороший контакт с больным;
2) больной по своим личностным качествам, в частности самодисциплине, способности трансформировать идеи о новом методе лечения в собственные установки, подходит для лечения этим методом;
3) анамнестические данные свидетельствуют о позитивной реакции больного на внушение и самовнушение и тем более на предшествующий опыт лечения методом БОС [Wickramasekera J., 1977; Gaardner K.R., Montgomery P., 1977].

Препятствием к лечению методом БОС может быть невротическая депрессия с иждивенческими установками больного [Fordyce W.E. et al., 1973], а также лекарственная зависимость, сформировавшаяся при многолетнем лечении [Budzynksi Т., 1973; Diamond S., Franklin M., 1975]. Большое значение имеет и способность врача вступать в неформальный доверительный контакт с пациентами.
 
Клинические применения БОС-ЭЭГ-терапии
Сложный ритмический узор биоэлектрической активности головного мозга (электроэнцефалограмма) представляет собой результат взаимодействия его многочисленных регуляторных систем, обеспечивающих высший уровень интеграции и управления в организме. Имея возможность модифицировать характер ритмической активности головного мозга, мы тем самым получаем доступ к рычагам, от которых звисит функционирование его регуляторных систем. В несколько упрощенной, но не огрубленной форме функциональные особенности основных ритмов ЭЭГ представляются на сегодняшний день следующим образом.

Одна из основных осей, отражающих особенности ритмической ЭЭГ-активности в норме, связана с вектором поведенческой активации. Так, медленные волны (дельта-ритм, 0.5 – 4 Гц) связаны с восстановительными процессами, особенно во время сна, и низким уровнем активации. При многих неврологических и других нарушениях дельта-волны заметно усилены.
Наоборот, избыток усиленных дельта-волн в ЭЭГ практически гарантирует наличие нарушений внимания и других когнитивных дисфункций.
Усиленный тета-ритм (4-8 Гц) часто наблюдается при психотических нарушениях, состояниях спутанности сознания, сотрясениях мозга. В то же время, в норме тета-волны связаны с измененными состояниями сознания, а также эмоциональным реагированием.
Альфа-ритм (8-12 Гц) соответствует «холостому ходу мозговой машины» и связан с расслабленным состоянием бодрствования. Переживания страха, гнева, тревоги вызывают депрессию альфа-ритма. Сенсомоторный ритм (12-14 Гц) обычно связан с состоянием покоя тела и активным состоянием внимания, направленного вовне. Заметно редуцирован при синдромах нарушения внимания, патологических страхах, аффективных нарушениях, расстройствах, связанных с хроническим стрессом.
Бета-ритм (14-20 Гц) в норме связан с высшими когнитивными процессами и фокусированием внимания.

БОС-альфа-тренинг/терапия
Изучение свойств альфа-ритма ЭЭГ, а затем повальное увлечение возможностями альфа-состояний – это, по-видимому, и есть отправная точка в развитии БОС-методологии. Помимо повторяющихся самоотчетов о «комфортном», «приятном», «расслабляющем» и «успокоительном» характере альфа-состояний, было показано достоверное снижение после курса БОС-альфа-терапии степени личностной тревожности. Альфа-протокол был также использован в пионерских исследованиях проблемы повышения эффективности деятельности в условиях сильного стресса (peak performance). В настоящее время альфа-протокол используется при терапии психосоматических, невротических, депрессивных и др. нарушений, связанных в той или иной мере с изменениями в деятельности активирующих систем мозга и, как следствие, с повышенным уровнем активации вегетативной и центральной нервной систем.

БОС-тета-тренинг/терапия
Если состояния, связанные с альфа-ритмом, были релаксирующими и приятными, то тета-состояния, для которых характерен усиленный тета-ритм в ЭЭГ, оценивались прежде всего с точки зрения повышения творческих способностей. Трудно переоценить ту социальную значимость, какую имеет один из клинических вариантов альфа/тета-протокола при терапии алкогольной и наркоманийной зависимостей. Работа Е.Пенистона и П.Кулкоски показала, что положительный результат БОС-терапии по схеме альфа/тета-протокола группы хронических алкоголиков через 3 года наблюдения составил 80 %, тогда как результат других (более или менее традиционных) видов терапии (психотерапия, аутотренинг и др.) в таких же группах больных оказался недостоверным.

БОС-бета-терапия
Оперантное усиление бета-диапазона ЭЭГ (16-20 гц) имеет положительный терапевтический эффект при различных неврологических нарушениях. Так, усиление бета-составляющей и одновременное ослабление тета-составляющей эффективно при различных эпилептических синдромах, при синдроме нарушения внимания и гиперактивности, постинсультных нарушениях (спастичность, парезы, плегии), пост­травматических синдромах, коматозных состояниях и др. Такие свойства, как надежность, нетоксичность и неинвазивность в последние годы все более повышают востребованность БОС-техно­ло­гий в педагогике и педиатрии – только в США в настоящее время БОС-терапия широко практикуется более, чем в 700 клинических центрах.

БОС-SMR-терапия
Работы М.Стермана показали, что путем БОС-усиления сенсомоторного ритма (SMR) ЭЭГ животных и человека можно повысить порог судорожной готовности и тем самым уменьшить частоту и выраженность судорожных припадков при различных эпилептических синдромах вплоть до их полного прекращения. Так, согласно среднестатистическим оценкам, примерно в 50 % случаев в результате БОС-терапии (30-50 сеансов) удается отменить противосудорожную фармакотерапию без рецидивов судорожных припадков.

Клинические применения БОС-ВНС-терапии
Различные формы БОС-ВНС-терапии показали свою эффективность в тех случаях, когда в структуру нарушений входят изменения общего уровня активации, а также симпатико-парасимпатического баланса. Так, выработка с помощью БОС-процедур навыков произволного повышения температуры рук, снижения проводимости кожи ладоней, релаксация определенных групп мышц позволяют эффективно бороться с упорными головными болями напряжения, мигренями, снижать повышенное артериальное давление. Влияние каждой из этих составляющих направлено на понижение уровня симпатической активации, вызванной хроническим стрессом. В контролируемых групповых исследованиях показано, что таким образом удается стабильно снизить и систолическое, и диастолическое давление на 10-20 мм рт.ст. у лиц с гипертонической болезнью.

Еще одной важной областью применения БОС-терапии является реабилитация двигательных нарушений после перенесенных инсультов, повреждений и заболеваний периферических нервов, перенесенных операций и др. Использование электромиографической (ЭМГ) БОС позволяет точно и избирательно восстанавливать функцию пораженной или атрофированной мышцы или нерва.

Отдельного упоминания заслуживают результаты применения БОС-терапии при лечении психоиммунологических нарушений. Помимо установленного факта условнорефлекторной иммуносупрессии (т.н. выученное снижение иммунитета), многочисленными работами показано значительное и длительное ослабление защитных сил организма, вызванное хроническим стрессом. При этом выявлено достоверно восстанавливающее влияние релаксационной и ЭЭГ-БОС-терапии на механизмы иммунитета, что усиливает сопротивляемость организма внешним патогенным влияниям, а также аутогенным реакциям, к которым относят такие нарушения, как ревматоидный артрит, различные аллергии, возможно, рассеянный склероз и др.
 
Итоги
Эффективность БОС-регуляции, по-видимому, связана с возможностью прямого доступа к нейронным сетям неокортекса, а также с таким фундаментальным свойством мозга, как пластичность (показана причастность феномена посттетанической потенциации в гиппокампе к механизмам БОС-обучения). БОС-терапия облегчает восстановление и поддержание гомеостаза на многих уровнях, включая баланс симпатического и парасимпатического отделов ВНС. БОС-терапия поддерживает равновесие между двумя полушариями головного мозга, а также между нервной и иммунной системами, тем самым влияя на физические, эмоциональные, интеллектуальные и социальные процессы, обеспечивая оптимальное использование всех возможностей индивида.

Аппаратура для реализации этого метода весьма сложна и дорога. Американцы оказались впереди других. Они первыми использовали методы biofeedback-терапии и как новый научный метод, и как широко доступное лечебное средство.
В 80-90-е годы в России был разработан целый спектр новых направлений использования биологической обратной связи, не имеющих аналогов по эффективности ― принципиально новый метод восстановления остроты зрения, лечения сколиоза, двигательной реабилитации при детском церебральном параличе.
Разработчики долгое время работали в Институте экспериментальной медицины и, начиная с середины 70-х годов занимаются научной и практической разработкой методов БОС. Медицинский центр нейротехнологий работает в тесном контакте с ними, а совместно разрабатываемое оборудование поставляется во многие ведущие клиники нашей страны и за рубеж.
Более десятка аппаратных комплексов установлено в Клинике Управления делами Президента. Аппаратурой НПП оснащен московский Центр микрохирургии глаза им. С. Федорова. Приборы НПП составляют основу реабилитационного центра университета в Севилье (Испания).
Сегодня разработанные на основе БОС приборы используют для лечения глазных болезней в клинике Кембриджского университета (Великобритания). Около 300 единиц данной техники способствуют успешному лечению пациентов по всему миру.
Нашим разработчикам присуждена премия «Российский национальный Олимп» за внесение выдающегося вклада в создание новой медицинской техники. ------------- Значительная часть статьи составлена на основе работы О.И.Иващенко "Перспективы использования метода биологической обратной связи в нейротерапии хронических заболеваний" опубликованной в сборнике «Научно-практическая конференция. Опыт лечения и диагностики. К 20-летию клинической больницы МСЧ №1 АМО ЗИЛ». М., 2001, с. 66-69.)
Некоторые иллюстрации взяты с специализированных сайтов
www.nsk.su/~cyber/rightw.html  ЛИТЕРАТУРА
1. Богданов О.В., Пинчук Д.Ю., Михайленок Е.Л. Эффективность различных форм сигналов обратной связи в ходе лечебных сеансов функционального биоуправления. //Физиол.человека, 1990, т. 16, № 1, с.
2. Черниговская Н.В. Адаптивное биоуправление в неврологии. Л., Наука, 1978, с.134.
3. Ayers M.E. Assessing and treating open head trauma, coma and stroke using real-time digital EEG neurofeedback. //In: Introduction to quantitative EEG and Neurofeedback. Eds.: Evans J.R. & Abarbanel A., 1999, Academic Press, p. 203-222.
4. Blanchard E.B. Biofeedback treatments of essential hypertension. //Biofeedback and Selfregulation, 1990, v.15, n.3, p.209-228.
5. Budzynski T.H. From EEG to neurofeedback. //In: Introduction to quantitative EEG and Neurofeedback. Eds.: Evans J.R. & Abarbanel A., 1999, Academic Press, p. 65-79.
6. Laibow R. Medical applications of neurobiofeedback. //In: Introduction to quantitative EEG and Neurofeedback. Eds.: Evans J.R. & Abarbanel A., 1999, Academic Press, p. 83-102.
7. Lubar J.F., Lubar J.O. Neurofeedback assessment and treatment for attention deficit/hyper­activity disorders. //In: Introduction to quantitative EEG and Neurofeedback. Eds.: Evans J.R. & Abarbanel A., 1999, Academic Press, p. 103-143.
8. Kamiya J. Conscious control of brain wave. //Psychol.Today, 1968, v.1, p.56-60.
9. Norris S.L., Currieri M. Performance enhancement training through neurofeedback. //In: Introduction to quantitative EEG and Neurofeedback. Eds.: Evans J.R. & Abarbanel A., 1999, Academic Press, p. 223-240.
10. Peniston E.G., Kulkosky P.J. Neurofeedback in the treatment of addictive disorders. //In: Introduction to quantitative EEG and Neurofeedback. Eds.: Evans J.R. & Abarbanel A., 1999, Academic Press, p. 157-179.
11. Rosenfeld J.P. EEG biofeedback of frontal alpha asymmetry in affective disorders. //Biofeedback, 1997, v.25, n.1, pp.8-25.
12. Schwartz M.S. Biofeedback: A practitioner’s guide. 2nd ed., 1995, Guilford Press, NY
13. Sterman M.B. EEG biofeedback in the treatment of epilepsy: An overview circa 1980. In: Clinical Biofeedback: Efficacy and Mechanism (Eds.: L.White, B.Tursky), 1982, pp.330-331, Guilford, NY.
 
facebook twitter
Предыдущие статьи