Корзина
48 отзывов
ОБЩИЕ ВОПРОСЫ БИОУПРАВЛЕНИЯ (МЕТОДОЛОГИЯ БИОУПРАВЛЕНИЯ)
Контакты
Компания "СИАТА", Магазин "Дары Макоши"
Наличие документов
Знак Наличие документов означает, что компания загрузила свидетельство о государственной регистрации для подтверждения своего юридического статуса компании или физического лица-предпринимателя.
+38068569-32-93Розница
+38066137-02-30Розница
+38067233-34-88Viber, ОПТ
+38066475-57-03Подарки, мебель
+38044227-87-74офис
Касьян Сергей Вадимович, Касьян Олег
УкраинаКиевул. Алексея Терёхина, 404080
484-871-348sergey.kasjan
Карта

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ БИОУПРАВЛЕНИЯ (МЕТОДОЛОГИЯ БИОУПРАВЛЕНИЯ)

ОБЩИЕ ВОПРОСЫ БИОУПРАВЛЕНИЯ (МЕТОДОЛОГИЯ БИОУПРАВЛЕНИЯ)

I. ОБЩИЕ ВОПРОСЫ БИОУПРАВЛЕНИЯ (МЕТОДОЛОГИЯ БИОУПРАВЛЕНИЯ)
 

ЗАМЕТКИ О БИОУПРАВЛЕНИИ
(СЕГОДНЯ И НЕМНОГО О ЗАВТРА)

М.Б.Штарк

Институт медицинской и биологической кибернетики СО РАМН, Россия

                                                                                                                                                         “...Из всех людей человеку
                                                                                                                                                        наиболее интересен он сам”

                      Юрий Нагибин, “Дневник”               Москва, Изд.”Книжный сад”,1996г.

 

                Я внимательно и, насколько это возможно, беспристрастно, прочел первые строчки предисловия к нашему прежнему сборнику “Биоуправление-2”, названного “Приглашение в мир биоуправления”, и согласился с каждым словом этого текста. Дух перспективы, которым нам хотелось пропитать эту книжку, универсальность проблем, лежащих в основании темы, ее ключевые положения теоретического и практического характера, достаточно широкое распространение методологии, методов и средств биоуправления и, наконец, неослабевающий энтузиазм основателей и продолжателей этого направления современной психофизиологии и психологии, убедили нас в целесообразности и своевременности работы над коллективной монографией “Биоуправление-3”, который Вы, уважаемый читатель, держите в руках.

                Что подогревает и всегда будет подогревать интерес к теоретическим и практическим проблемам биоуправления?

                Во-первых, непроизвольное и генетически детерминированное стремление человека от рождения до кончины к самосовершенствованию и самопознанию.

                Во-вторых, приверженность исследователей к центральной парадигме биоуправления ― саморегуляции функций организма.

                В-третьих, причастность этого направления к основным проблемам современной лечебной и профилактической медицины.

                И, наконец, принадлежность всей совокупности вопросов, задач и сложностей психофизиологии биоуправления к проявлению современного культурного тренда человечества ― информационному прогрессу и новейшим компьютерным технологиям, совершенствующим интеллект нации и эффективно воздействующим на ее здоровье.

                Коллективная монография “Биоуправление-3” посвящен, в первую очередь, проблеме саморегуляции функций, методологии, методам и средствам для ее совершенствования в условиях острого и хронического стресса. Механизмы саморегуляции физиологических функций живого организма сами по себе подразумевают сущностные аспекты жизни человека и его приспособительной активности. Эти механизмы реально существуют, мы о них не часто вспоминаем, немного реже говорим, обсуждая насущные проблемы нынешнего существования. Однако, с достаточной уверенностью можно утверждать, что истинная роль механизмов саморегуляции в повседневной здоровой и, тем более, нездоровой жизни, остается весьма неопределенной. Тем значительней становятся научные представления о физиологических и биохимических конструкциях феномена саморегуляции, методах и средствах его совершенствования и использования.

                Без преувеличения можно сказать, что практически в нынешней жизни саморегуляция функций ― главный, если не единственный источник, использование которого не зависит прямо от правил традиционной и нетрадиционной медицины, законов семьи и, наконец, государства и зависит только от самого себя. В миру это называется оптимизмом, в науке о биоуправлении ― саморегуляцией функций. Очень выразительно это отражено у Игоря Губермана в его ежедневных “гариках”:

                                                               “В нашем климате, слезном и сопельном,

Исчезает, почти забываемый,

Оптимизм, изумительный опиум,

Из себя самого добываемый”.

             И.Губерман “Гарики на каждый день”,
                         Москва, МП “ЭМИА”, 1992.

НЕКОТОРЫЕ ИТОГИ

                Прошло три года после того, как в свет вышел монотематический сборник “Биоуправление-2”, в котором участвовали специалисты России, Прибалтики, США, Японии, Италии, что позволило обменяться на 26-ом конгрессе Американской ассоциации прикладной психофизиологии и биоуправления в Цинциннати суждениями о проблемах и перспективах науки о биоуправлении. Ключевой вопрос, который обычно возникает, когда ревизуется или “итожится” научное направление ― рождает ли оно новые идеи и нетривиальные средства для их осуществления, или является конечным, тупиковым в исследовательском смысле и годится только на использование в практике?

                С чувством “глубокого удовлетворения” можно констатировать, что биоуправление является далеко не исчерпанным научным направлением, имеющим очевидные перспективы развития и заинтересованность человеческого сообщества в таковом. Это утверждение равно относится и к фундаментальным представлениям о природе и механизмах саморегуляции, и к сферам практического использования биоуправления в профилактической, диагностической, лечебной и реабилитационной практике.

                На некоторых из наиболее близких нашим интересам задачах я кратко остановлюсь.

К теории и практике ЭЭГ-биоуправления

                Широкое использование биоуправления в клинической и психологической практике инициировало ряд научных задач с “продолжением”, решение которых относится к анализу патогенеза целого ряда заболеваний, не имеющих сегодня рациональной терапевтической перспективы. В первую очередь это относится к идеям и методам ЭЭГ-биоуправления и целому классу дистимических и аддиктивных состояний (пристрастий), широко распространенных в любой точке земного шара.

                Использование так называемого альфа-тета ЭЭГ-тренинга способствовало появлению новых представлений о природе пристрастий, их центральных механизмах, одновременно простимулировав развитие нейроинформационных технологий.

                Прежде всего, рецидивировал интерес к казалось бы давно решенной проблеме генеза альфа- и тета-ритма ЭЭГ не как к электрофизиологическим феноменам, а как к внешнему выражению ключевых мозговых технологий, связанных с переживательным и выразительным компонентами эмоциональной жизни. Патология последней, как известно, и составляет клинический остов пристрастий, внутренний узловой механизм которых во вне проявляется в динамике этих двух базовых ритмов ЭЭГ.

                Для рассуждений о роли “вмешательства” в механизмы возникновения альфа- и тета-ритмов в процессе тренинга, организованного по этим маркерам, кратко напомним об изначальной роли каждого из них. Тета-ритм, как известно, относится к механизму извлечения следов памяти и сопоставлению (компарации) их с текущей информацией. Этот ритм ЭЭГ всегда находится в “центре” ориентировочно-исследовательского поведения. Альфа- диапазон отражает интенсивность потока информации, следующего извне и регулирующего уровень бодрствования.

                Тета-ритм генерируется септальными клеточными элементами и используется в качестве рабочего механизма структурами архикортекса, в частности, ― гиппокампом. Поражение именно этих мозговых образований и связанных с ними миндалевидного и гипоталамического комплекса приводит к хронической тревоге, депрессии, тоске, утрате желаний и интересов.

                Альфа-ритм порождается системой межуточный мозг-неокортекс и в определенной степени обеспечивает фон, некое базовое состояние для нормальной эмоциональной и интеллектуальной жизни человека.

                Таким образом, a-q-тренинг, основанный на попытке средствами биоуправления “сбалансировать” соотношение этих ритмов, a priori содержит рациональные физиологические предпосылки.

                Эти соображения следует учитывать, оценивая эффективность ЭЭГ-тренинга при дистимических и аддиктивных состояниях. Дискуссии по этому поводу продолжаются с неослабевающей силой. Высказываются противоположные суждения о лечебной и прогностической целесообразности такого варианта биоуправления. В левой, крайней позиции сосредоточены всеотрицающие суждения, интерпретирующие всем очевидную терапевтическую эффективность ЭЭГ-тренинга в терминах плацебо-эффекта. В правой ― находятся приверженцы (фанаты) ЭЭГ-тренинга, которыми вся совокупность симптоматики, внутренней и внешней, трактуется как следствие вмешательства путем управления базовыми ритмами мозга в “витальные” механизмы психосоматической регуляции.

                Трезвые оценки, находящиеся “между”, анализируют не столько методологию ЭЭГ-тренинга, сколько перспективы его использования при широком круге пристрастий, и место этого метода в теоретической разработке происхождения и функциональной роли биоэлектрической активности мозга. Мое суждение как нейрофизиолога, много лет занимающегося изучением природы и физиологического смысла электрических потенциалов мозга [1], сегодня можно сформулировать следующим образом.

                1. Исходя из общих соображений, разделяемых большинством исследователей и практических пользователей биоуправления, последнее следует отнести к наиболее сильным вмешательствам в регуляторные механизмы мозга. Эффективное биоуправление приводит не только к глубоким пластическим перестройкам ритмических физиологических процессов, но вызывает и стойко фиксирует эндогенные биохимические сдвиги. Наиболее ярко это представлено динамикой эндорфинов [2, 3].

                Если из всего фактического материала, которым довольно давно располагает нейрохимия эндорфинов, использовать только сведения о том, что эти пептиды, в частности, С-фрагмент липотропина и бета-эндорфин в 50-100 раз более эффективны, чем морфин [4], становится противоестественным отрицание специфического нейротропного механизма, обусловливающего терапевтический эффект ЭЭГ-тренинга. Участие эндорфинов и, если шире, эндогенных пептидов нейротропного ряда обусловливают устойчивый лечебный эффект биоуправления.

                2. Вмешательство в структуру и временное распределение альфа-ритма средствами обратной связи всегда приводило к направленному и предсказуемому изменению поведения и течения нейрофизиологических процессов. Достаточно оживить в памяти первые работы Г.Уолтера [5] и Н.П.Бехтеревой [6], направленные как на диагностику состояний мозга, так и на управление церебральной динамикой с целью регулирования цикла “сон-бодрствование”.

                Таким образом, если не отрицать очевидные и хорошо известные сведения о центральных механизмах регуляции, опосредованных через управление основными ритмами ЭЭГ, то можно, наконец, вести речь о возникновении в результате a-q-ЭЭГ-тренинга в мозге новой функциональной системы, обладающей своим собственным эндогенным механизмом устойчивости. Естественно, что такое утверждение неизбежно ведет к самому широкому исследованию этого вида биоуправления, интенсивному анализу его нейрофизиологических механизмов и новых способов лекарственного потенцирования эффективности всей процедуры в целом.

О гипертензивных состояниях

                Ко второй большой нозологической категории, широко подвергнутых лечению средствами биоуправления, относятся гипертензивные синдромы, в первую очередь ― артериальная гипертония различного происхождения. Здесь отмечены четкий положительный симпатолитический эффект и реальная возможность отмены или резкого сокращения количества гипотензивных препаратов. Результаты, полученные нами [7], в общем совпадают с терапевтическими достижениями группы Blanchard [8].

                Основные соображения, которые возникают, когда анализируются результаты лечения гипертензивных состояний средствами и методами биоуправления, можно сформулировать следующим образом.

                1. Анализ массивов, накопленных в процессе тренинга, организованного на основе мониторинга кожной температуры и электрической активности скелетной мускулатуры, позволяет по-новому взглянуть на динамику зависимости и взаимоотношения температурного и двигательно-кинестетического анализаторов. Выбор этих двух параметров, являющийся традиционным, не случаен. Сердечно-сосудистая система обеспечивает вегетативно-энергетическое “обслуживание” двигательной сферы, скелетная же мускулатура тесно связана с термогенезом.

                Небезынтересно, что в начальной стадии (нестабильной) артериальной гипертензии регистрировалось устойчивое повышение мышечного тонуса, в то время как после стабилизации артериального давления на более низком уровне тонус скелетных мышц существенно снижается. Это дает основание рассматривать комплекс параметров ― кожную температуру, характеристики электромиограммы и артериальное давление ― в качестве предикторов эффективности биоуправления.

                2. Очевидным становится и то, что биоуправление возможно рассматривать в качестве альтернативной лечебно-реабилитационной системы процедур, независимо от того, применяется ли она в сочетании с лекарственной терапией и/или психотерапевтическим вмешательством. Примененное в “чистом” виде биоуправление оказывает столь же выраженный терапевтический эффект.

                Важно понимать, что дополнительно к температурному и электромиографическому мониторингу (а соответственно, и к известным параметрам-”мишеням”), в условиях многопараметрического наблюдения может быть выделена любая характеристика для обучения управлению с известным контуром регулирования. При такой конструкции исследований возникает уникальная возможность “локализовать” уровень оптимального биоуправления, что обеспечивает перспективу как для поведенческого (психотерапевтического), так и для лекарственного вмешательства.

 

О гипервентиляционном синдроме

                Гипервентиляционный синдром в остром и хроническом вариантах ― часто встречающееся состояние при функциональных и органических соматических и психосоматических страданиях в виде нарушения дыхательной регуляции. Основу гипервентиляционного синдрома, как известно, составляет избыточное увеличение альвеолярной вентиляции, следствием которого является гипокапния, респираторный алколоз и снижение напряжения углекислоты в артериальной крови и конечной порции выдыхаемого воздуха [9]. Диагностика синдрома достаточно сложна, а место, которое он занимает в психосоматической клинике, точно не определено. Методы и средства биоуправления, в первую очередь компьютерные игры, сюжетом которых управляет избирательный параметр дыхания ― содержимое СО2 в выдыхаемом воздухе, представляется оптимальным терапевтическим и реабилитационным вмешательством для устранения или коррекции этого нарушения дыхательной функции [10].

“Играем” в биоуправление

                Эффективность биоуправления, как это подтверждают многочисленные и в чем-то совпадающие результаты различных авторов, не в последнюю, а может быть, в одну из первых, очередь определяется интенсивностью мотивации, остротой “настройки” пациента на достижение устойчивого уровня саморегуляции. В то же время такие категории, как интерес к процедуре, ее сценарий, эмоциональная окраска, выбор оптимальной стратегии в условиях традиционно организованной сессии практически либо отсутствуют, либо присутствуют виртуально.

                Если говорить по-простому, процедура биоуправления, независимо от квалификации инструктора, психотерапевтической подготовки пациента, алгоритмического обеспечения и характера компьютерной среды уже давно (в любых руках) либо превратилась в некое искусство, и тогда тренинг результативен, либо осталась довольно утомительной процедурой с низкой терапевтической результативностью.

                Принципиально иной характер приобретает сценарий биоуправления, когда весь тренировочный, лечебный или реабилитационный процесс погружается в компьютерный игровой сюжет, развитие которого целиком или в основном определяется динамикой физиологического управляемого параметра, определяющего лечебный результат.

                Такой класс тренинга качественно меняет характер процедуры, направление которой определяется темпераментом пациента, переживательным и выразительным компонентами его эмоционального состояния. Азарт игры потенцирует оптимальный результат, делает его фатально неизбежным. Игры переносятся в дом, превращаются в атрибут семейных тренировок. Биоуправление становится общим делом, кроме самого участника оно приобретает зрительскую аудиторию, чутко реагирующую на успех или неуспех пациента.

                Следует подчеркнуть, что развитие игровых форм биоуправления оптимально вписывается в современный культурный тренд, основу которого составляют “компьютерные пристрастия”. Это во многом должно обеспечить широкое распространение биоуправления [11].

О новых аппаратных и программных
средствах биоуправления

                В этой области ощущается несомненный прогресс, результаты которого скажутся не только (и может быть не столько) на технологии биоуправления, сколько на развитии многоканального мониторинга. Последний незаменим в научно-исследовательских лабораториях и клиниках при наблюдении (слежении), контроле и анализе деятельности физиологических систем. Прогресс этот достигается, главным образом, путем использования технологии цифровых сигнальных процессоров и так называемых программных инструментальных систем. Первые обеспечивают не сравнимые ни с чем условия предкомпьютерной обработки, усиление и преобразование сигналов, вторые ― непринужденную дружественную программную среду для генерации и использования медицинских приложений. В первую очередь это касается исследований, требующих реального времени для сбора, обработки и представления данных.

                Технология цифровых сигнальных процессоров позволяет работать в реальном масштабе времени с неограниченным числом измерительных каналов без использования ресурсов ЭВМ. Выполненный в виде одной платы в управляющем компьютере, он обеспечивает обмен данными между сигнальным процессором и ЭВМ с помощью команд пересылки блоков, которая, в свою очередь, инициируется прерыванием. Такой механизм обмена позволяет управляющей программе ― генератору аппликаций, работающему в среде Windows’95, тратить на обмен данными с процессором относительно небольшое время даже при использовании медленной шины.

                Современная и перспективная технология биоуправления в первую очередь (при удовлетворении требований к аппаратной части систем средствами сигнального процессора) нуждается в наличии легко настраиваемой программной системы для быстрого создания новых лечебных и экспериментальных методик. Существующие инструментальные прикладные пакеты (USE, США; БОСЛАБ, БИОМЕД, Москва; PDS, J&J Eng., США) не обеспечивают простого перехода от аппликации к аппликации, а также не гарантируют легкого подключения не предусмотренных в системе устройств измерения.

                Предлагаемый Институтом медицинской и биологической кибернетики и описанный в этой монографии рабочий прототип инструментальной программной системы Medlab Windows’95 легок в обращении, имеет удобный интерфейс, характеризуется высокой производительностью, обеспечивает возможность быстро создавать новые или модифицировать существующие схемы работы с сигналом, позволяя вести независимую генерацию модулей обработки с очередной или уникальной методикой.

Что нас ждет впереди?

                1. Общее впечатление.

                Возможно утверждать, опираясь на ретроспективный опыт и реальные достижения в смежных с биоуправлением областях, что это психофизиологическое и общетерапевтическое направление находится на подъеме. Перспективы его развития обеспечиваются: особенностями многопараметрического мониторинга, лежащего в основе биоуправления; наличием гибких математических моделей и развивающихся алгоритмов оценки данных, что приводит к возникновению принципиально новых диагностических тестов, тонко чувствующих динамику патогенеза заболевания; уникальной, присущей исключительно биоуправлению возможностью так называемого “висцерального сканирования”, сочетающегося с визуализацией в режиме on line результата и, что важно, динамики его достижения.

                Выделив, естественно, не до конца осознанные, присущие исключительно биоуправлению особенности, подчеркну некоторые конкретные перспективы, тесно связанные с уже полученными результатами.

 

                2. Многопараметрический мониторинг, уровни регуляции и “топическая диагностика”.

                Этот комплекс методов и возможностей, опирающихся на традиционное многоканальное сканирование, обеспечивает: объемное представление о взаимоотношении между регуляторными и гомеостатическими системами организма в процессе выбора оптимальной стратегии биоуправления; массивы, накапливаемые в процессе многочисленных процедур компьютерного тренинга, что представляет собой неоценимый материал для решения целого ряда актуальных задач современной физиологии и выбора новых интегральных критериев для эффективного биоуправления, решение принципиально новых задач, связанных с так называемой “топической диагностикой”, т.е. локализацией уровней управления.

                Предметно эту область исследований возможно оценить на примере варианта компьютерного игрового биоуправления “Гребной канал” [11]. Известно, что временные значения дисперсии RR-интервалов ЭКГ, чем мы пользуемся при управлении сюжетом игры ― спортивной гонки, организуются несколькими уровнями регуляции. Обычно идентифицируются четыре из них ― корковый, уровень сосудо-двигательного центра, вегетативный внесердечный, опирающийся на соотношение симпатических и парасимпатических влияний и, наконец, уровень собственной проводящей системы сердца. Каждый из выделенных уровней регуляторных механизмов характеризуется своей постоянной времени, что обеспечивает возможность их спектральной оценки и определение удельного веса каждого участка спектра в саморегуляции.

                Разумно предположить, и это требует, естественно, экспериментальной проверки, что использование этих в определенной степени независимых механизмов позволит понять общую формулу взаимодействия систем регулирования, т.н. пространственно-временную конструкцию новой функциональной системы, формирующейся в процессе обучения и приобретения новых навыков саморегуляции. Нетрудно домыслить, что в случае успешного выделения доминирующего механизма, который эксплуатируется пациентом в процессе биоуправления, возможно предусмотреть программный переход к организации тренинга именно по этому параметру.

                Возможно выделить еще одну “нетривиальную” плоскость исследований уровней регуляции и управления физиологическими функциями, “используя” для этого пациентов с локальными поражениями мозга различного генеза. В особенности тех из них, которые подвергаются лечению долгосрочными внутримозговыми электродами и, как известно, страдают висцеральными вегетативными расстройствами, требующими довольно мощных терапевтических манипуляций.

 

                3. Пластичность механизмов регуляции как основа эффективного обучения.

                Мы неоднократно пытались сконцентрироваться на парадигме “обучение-забывание” как основе эффективного и неэффективного биоуправления (см. Биоуправление-2). В Институте развивается математическая и феноменологическая модель, описывающая процесс приобретения навыков саморегуляции в результате тренинга [12]. Представляется крайне перспективным использовать всю аксиоматику и понятийный аппарат, сформированный в течение последнего времени при изучении механизмов пластичности и памяти, применительно к условиям обучения произвольной регуляции висцеральными функциями. Именно на материале ― анализе многопараметрического сканирования возможно предметно конкретизировать само понятие “пластичность” и определить для него некий количественный критерий. Все эти особенности, ощущаемые ныне, в основном, на интуитивном уровне, будучи подвергнутыми логическому и математическому моделированию, чрезвычайно перспективны для развития компонентов биоуправления ― от феноменологических моделей до конструкции программно-аппаратных комплексов.

                Рассматривая биоуправление как процесс обучения и формирования новых навыков, естественно предположить, что речь прежде всего идет об актуализации потенциальных физиологических конструкций, либо возможно допустить формирование ранее не существующих связей и сетей, обеспечивающих приспособительный поведенческий опыт. Возможно, на основе оценки пластичности каждого из уровней регуляции ― центральном, внесердечном и внутрисердечном (если иллюстрировать эту мысль на примере биоуправления сердечным ритмом) целесообразно предусмотреть место для каждого из уровней в модели обучения. Поскольку каждый из этих уровней идентифицируется простым спектральным анализом больших массивов RR-интервалов ЭКГ, характеристика всего многообразия вариантов, возможно, приведет к количественной оценке так называемой “меры пластичности” (если хотите- “меры управляемости”).

                Формальный подход к этой мере должен позволить выделить некое семейство математических моделей, описывающих основные закономерности “обучения” биоуправлению. Модели эти должны составить основу для новых алгоритмов и программных систем, трансформируя фундаментальные представления о новых функциональных системах, возникающих в процессе биоуправления, в практику создания искусственного интеллекта и новых компьютерных средств для диагностики и лечения.

                Есть еще одна область ― источник роста и развития проблем биоуправления. Это углубленный анализ генеза и структуры сигналов, используемых обычно для тренинга и/или мониторинга. Современная клеточная физиология и фармакология постоянно совершенствуют методы и средства анализа пространственно-временной конструкции сигналов. Обычно это сводится к исследованию формы, кинетики или пространственного распределения сигнала. Такое представление сигнала сложной и не очень сложной формы позволяет выделить нетривиальные “маркеры”, обладающие высокой диагностической и лечебной  ценностью.

                Пример этому ― работы по алгоритмическому и программному обеспечению анализа состояния ключевых параметров функционирования сердечно-сосудистой системы [13]. В этом случае использован анализ формы сигнала заднего фронта фотоплетизмограммы, отражающий динамику кровенаполнения периферического русла и косвенно ― тенденцию изменений артериального давления в процессе биоуправления. Здесь возможности диагностики органично сочетаются с лечебной (реабилитационной) практикой биоуправления.

Игры и биоуправление

                Мотивация, желание добиться успеха в условиях реализации биологической обратной связи при любом виде патологии, несомненно, является необходимым, а порой и единственно важным моментом биоуправления.

                Его потенцирование любым доступным и безвредным способом совершенно необходимо. Ранее это были всякие психотерапевтические техники, либо денежные вознаграждения добровольцам (что, впрочем, остается в распоряжении врача или психолога поныне). Современный культурный тренд, направленный на информатизацию общества, опирающийся на компьютерные технологии, подсказывает a priori новый и эффективный путь в этой ситуации. Речь идет об использовании игровых захватывающих сюжетов в качестве естественного средства, усиливающего или заново формирующего мотивацию пациента. Уже сегодняшний опыт использования компьютерных игр, сюжет которых управляется физиологическим параметром и непосредственно зависит от кинетики этого параметра, а, следовательно, и от текущего состояния механизмов саморегуляции, показывает высокую эффективность такого подхода. Сочетание сегодняшних и постоянно совершенствующихся возможностей средств мульти-медиа и виртуальной реальности с новыми технологиями сигнальных процессоров обеспечивает этому направлению совершенно захватывающую перспективу.

                Если учесть при этом возможность современной международной информационной сети, то распространение методологии, методов и средств биоуправления приобретает воистину глобальный характер. Мне кажется, что такая перспектива полностью оправдает те большие, пока еще далеко не до конца реализованные надежды, которые возлагались и возлагаются разработчиками и пользователями систем биоуправления.

ЛИТЕРАТУРА

1.       Shtark M.B. The brain of the hibernation Animals, NASA, Springfeeld, Washington, 1972.

2.       Айвазян Т.А. Биообратная связь в лечении гипертонической болезни: механизмы действия и предикторы эффективности// В сб. Биоуправление-2: теория и практика, Новосибирск, 1993, с.105-107.

3.       Peniston E.G., Kulkovsky P.J., Alfa-theta brain wave training and beta-endorphin levels in alcoholics // Alcoholism: Clinical and Experimental Research, 1989, 13.

4.       Снелл К.Р. Нейротрансмиттерные системы, М., Медицина, 1982, с.214-224.

5.       Уолтер Г. Живой мозг, М., 1964.

6.       Бехтерева Н.П., В кн. Клиническая нейрофизиология, Л., 1972, с.191-223.

7.       Захарова В.В., Сохадзе Э.М., Трофимов О.Е., Бахтина И.А., Штарк М.Б. Поведенческая терапия гипертонической болезни (Анализ эффективности) // Кардиология, 1996, №10, с.36-40.

8.       Blanchard E.B., Eisele G., Gordon M.A., Wittrock D.A., Gilmore I., Vollmer A.J., Wan C. Termal Biofeedback as an Effective Substitute for Sympatholytic Medication in Moderate Hypertension: A Failure to Replicate. // Biofeedback and Self-Regulation, 1993, V18, №4, pp.237-254.

9.       Steurer S., Hoffman U., Wetter W., DMW, 1995, 120, pp.884-889.

10.    Гришин О.В., Зубков А.А., Гришин В.Г., Клиническое применение капнографии в биоуправлении для диагностики и лечения гипервентиляционного синдрома, В сб: Биоуправление-3: теория и практика, Новосибирск, 1997.

11.    Debelov V.A., Donskaya O.G., Iutin V.S., Malakhin A.S., Tarasov E.A., Tkachev Yu.A., Shtark M.B., Shulman E.I., Biological feedbask on a computer game//Optoelectronics, Instrumentastion and Data Processing (Avtometriya), New York, 1996, 6, p.34-40.

12.    Джафарова О.А., Новожилова Л.А., Своровская Н.Г. Прогноз эффективности курса БОС-тренинга, В сб: Биоуправление-2: теория и практика, Новосибирск, 1993, сс.43-47.

13.    Badazhkov D.V., Zakharova V.V., Royfman M.D., Algoritms and Software for real-time monitoring and analizing the states of some parameters of a cardiovascular system// Optoelectronics, Instrumentastion and Data Processing (Avtometriya), New York, 1996, 6, p.29-33.

facebook twitter
Предыдущие статьи